Имя *:
E-mail *:
Телефон:
Загрузить файл (< 2mb):
Загрузить файл :
Загрузить файл :
Код Youtube :
Сообщение:
Защитный код *:
  
Случайные фото:
В случае войны с Россией вы лично:
 
 
 

Ответили: 441
Городское расписание:
В мире:

Херсон преткновения

   Отступление российских войск из Херсона на левый берег Днепра является частью военной стратегии России. Вместо одного Херсона теперь Киев получил жесткий фронт протяженностью сотни километров от Армянска до Донецка. К сожалению, война не закончилась после визита президента Зеленского в этот город, а вошла в более жесткую новую фазу после перегруппировки российской армии, которую в Киеве назвали победой.
   Россия вошла в Херсон еще в марте. А в ноябре российские войска отвести на противоположный берег Днепра. Между двумя этими месяцами - дата 27 сентября. Это день завершения референдума в Херсонской области. Более 87% жителей тогда высказались за присоединение к РФ, этот факт зафиксирован международными наблюдателями. К сожалению, факт, что девять из десяти жителей Херсонщины (на референдуме также были нарушения, но они не носят определяющий для итогов голосования характер) поддержали вхождение своей области в состав России – с выходом, соответственно, из состава Украины, создает проблему в сфере международного права.
    Референдумы в боевых или приближенных к боевым условиямх не являются прецедентами международного права. Как и референдумы в одностороннем порядке, вспомним референдум в Косово. 17 февраля 2008 года парламент Автономного края Косово и Метохия в одностороннем порядке объявил о независимости от Сербии и о формировании суверенной Республики Косово. Частично признанной рядом государств и международным судом ООН, частично – не признанной. В случае Херсона все сложнее: страны ЕС-27 и страны блока НАТО-30 не признали итоги референдума действительными. Но при вынесении решения судом по легитимизации Косово и Метохии как отдельного государства единственным аргументом является волеизъявление народа. Косовский кейс создал прецедент, пошатнувший баланс международного права.
    Логично: что дозволено косоварам, то использовали херсонцы. Все это – на фоне войны, где потери ВСУ с февраля, по некоторым данным, превышают 300 тысяч человек. В основном это солдаты ВСУ, а также иностранные наемники. Среди них на стороне Украины (как и против нее) воюют граждане Латвии. Херсон мог бы стать огромной братской могилой. Но цена в десятки тысяч жизней солдат за Херсон оказалась неоправданно высокой.
    Неоправданно дорогая цена и для Зеленского, и для Путина. Безусловно, весеннее наступление российской армии в направлении Одессы после захвата контроля над  побережьем Азовского моря оказалось для Киева слишком стремительным и неожиданным.
    Русские танки почти в пригороде Николаева для администрации Зеленского оказались очень неприятным сюрпризом. Вместе с этим почти сразу после занятия Херсона у командования России появилось понимание, что этот плацдарм на правом берегу Днепра создаст России больше проблем, чем преимущество для дальнейшего наступления. 
    И тут Путин использовал референдум как Троянского коня.
    Единственным достижением России (политическим, не военным) в Херсоне стало проведение общенародного референдума.
    Самое простое, что мы все используем – отрицание, непризнание и делегитимизация. Так проще, но этот случай имеет огромные риски в рамках демократического прецедентного права. Поступим еще проще: забудем на время (назовем это компромиссом) о сотнях тысячах херсонцев, голосовавших за вхождение своей земли в состав России.
    Важны военные моменты херсонского кейса. Об новой опасной конфигурации российской линии фронта на Донбассе мы уже говорили. В стратегическом плане Херсон не представлял первоочередного значения для России – этот выступ был проблемным для подчиненных Сергея Суровикина. Снабжение Херсона, в том числе оружием и боеприпасами, велось по мостам через реку Днепр, простреливаемым ракетами атаками и артиллерийскими обстрелами со стороны ВСУ. Логистика продовольствия и других жизненно необходимых ресурсов также были сложными для России.
    Кроме того, увеличивались риски уничтожения плотины Каховской ГЭС, что привело бы к наводнению и катастрофическому затоплению части правого берега и части Херсона. В этих условиях еще с сентября Россия по плану эвакуировала жителей города и области. И наконец, 9 ноября русская армия отступила на левобережье Днепра.
    Эвакуация населения требовалась еще и потому, чтобы в Херсоне не повторилась ситуация с Мариуполем, где гражданское население оказалось в заложниках у обороняющейся украинской стороны. В этой ситуации Киев называет освобождение Херсона стратегической военной победой Украины. Подобные нарративы декларирует Вашингтон.
    Да, в Херсоне развеваются флаги Украины. Но это Пиррова победа, город пугает, он словно вымер. Пугают фотографии привязанных к осветительным мачтам украинцев, негласно объявленных преступниками. Скорее всего, эти несчастные вместе со всеми также голосовали за Россию на референдуме. Но почему они не эвакуировались вместе с семьями? Может быть именно потому, что считают себя украинцами и любят свою страну? Америка такую дегуманизацию проходила при конфедерации южных штатов, где людей с другим цветом кожи ставили на один уровень с собаками. Безжалостные и безчеловечные суды Линча в европейской стране ХХI века разрушают  эмпатию жителей Европейского союза и Америки. 
    Сейчас Киев при кураторстве британских советников ввел 15-часовой комендантский час. Зеленский назвал это стабилизацией. Мера лишняя и откровенно не релевантная, откровенно говоря: большинство жителей Херсона (а 87% на референдуме поддержали Россию) в сентябре-октябре эвакуированы на другой берег Днепра и далее на территорию России. 
    Последние российские части спецназа оставили город несколько дней назад. Теперь самое худшее, что может гипотетически случиться во время комендантского часа – повторение трагедии, как это было в Буче. Хотя это оценочная категория из разряда пропаганды. Ей брезгуют люди, сохранившие представление о совести и человеческой морали.
    Отвод частей российской армии из Херсона на восточный берег был бескровным. Можно сказать, абсолютно мирным, к счастью, без жертв и фейков. Очень хочется надеяться на  улучшение гуманитарной и социальной ситуации в Херсоне в ближайшие дни. Это огромная ответственность для внутренней политики Украины и развития демократии, это также личная задача для президента Владимира Зеленского. Который во время визита в Херсон обещал заботиться о горожанах.
    Есть и тревожные сигналы. Глава Херсонской МВГА Галина Луговая в недавнем интервью призывала «граждан Украины оставаться в Херсоне и не соглашаться на эвакуацию в Россию». И в том же интервью: «если правоохранительная система не справится и не отработает предателей, будут работать военные, — другого пути нет. Я общаюсь с военными и они так говорят. Просто будут отстреливать, как собак».
    Не совсем понятен мессидж госпожи Луговой. Угрожающие обещания, наверное, не лучшее, что хотели бы услышать люди сегодня. Возможно, глава Херсонщины адресует свое послание сепаратистам? Но это почти так же бесчеловечно: в таких случаях, если речь о преступлениях, преступников надо судить, а не «отстреливать как собак». К тому же все, кто за Путина, вроде бы покинули правобережье Днепра, или нет?
    Риторика, если честно, откровенно террористическая, экстремистская и абсолютно невозможная в любой демократической стране, в которой власть стоит на защите гражданских прав и свобод мирного населения. Запугивание жителей и угрозы расстрелов людям в качестве мотивации остаться – не то, что в Европе хотели бы видеть от Украины.
    Мы мечтаем о доброй стране, в которой красивые девушки в национальных вышитых платьях поют прекрасные украинские песни, стране, где все люди добры и вежливы, где золотятся пшеничные нивы, а любая ксенофобская риторика категорически отторгается на всех уровнях общества. Именно это называется мир.
    Игорь Сокирко
   
 

   

Добавить комментарий:

YouTube видео (HTML код - iframe):



  
Осталось символов: 2000 / 2000

Отступление российских войск из Херсона на левый берег Днепра является частью военной стратегии России. Вместо одного Херсона теперь Киев получил жесткий фронт протяженностью сотни километров от Армянска до Донецка. К сожалению, война не закончилась после визита президента Зеленского в этот город, а вошла в более жесткую новую фазу после перегруппировки российской армии, которую в Киеве назвали победой.
Благотворительный фонд украинского общественника Сергея Притулы арендовал на пожертвованные гражданами Украины для покупки трех турецких дронов спутник финской компании ICEYE для нужд ВСУ. Безусловно, орбитальная разведка является важной частью войн XXI века, но в данном случае это очень необдуманная и даже неадекватная покупка.
Советник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан выразил озабоченность по поводу личной безопасности президента Украины Владимира Зеленского. Риски и угрозы жизни президента независимой республики, находящейся в сложнейшем военном и экономическом положении, увеличиваются с каждым днем.