Имя *:
E-mail *:
Телефон:
Загрузить файл (< 2mb):
Загрузить файл :
Загрузить файл :
Код Youtube :
Сообщение:
Защитный код *:
  
В случае войны с Россией вы лично:
 
 
 

Ответили: 431
Случайные фото:
Латвийские новости:

Провал динабургской авантюры

   Наш край хранит множество исторических тайн. К одной из них автор этих строк прикоснулся, проезжая по железке между Даугавпилсом и Резекне. Менее чем в полчаса от города располагается станция «Вишки», построенная ещё в 1860-м году по пути только открытой Петербургско-Варшавской железной дороги. Правда, тогда станция носила название «Дубно».
   Мой попутчик, с которым я выбрался в это недалёкое путешествие, заинтригованно спросил меня, знаю ли я, что произошло на этой станции более полутора столетий назад. И, не успев дождаться моего отрицательного ответа, начал своё повествование.
    «Наша местность относилась к инфлянтам польским, а поэтому влияние польской шляхты было значительным. Настолько, что происходило ополячивание выходцев из орденской знати. Как раз к последним и принадлежал молодой граф Леон Плятер. Тот самый, которому не так давно наш президент Андрис Берзиньш открывал памятную доску в Даугавпилской крепости. В той самой, которую юный граф задумывал захватить, а где потом и был расстрелян», - рассказывал под стук колёс собеседник.
    «А при чём тут станция «Вишки»? Да и как крепость можно было захватить? Там же мощный гарнизон был», - поддержал беседу я.
    Мой компаньон как будто ждал моего вопроса и ещё более эмоционально продолжил повествование. «Это был 1863-ий год, разгар польского восстания. Мятежники намеревались захватить Динабургскую крепость с тем, чтобы взять под контроль наш край как связующий столицу империи с Вильно и Варшавой. Ведь через Динабург тогда проходила Петербургско-Варшавская железная дорога. Перережь её, и всё, царские войска останутся без возможности быстрой переброски подкреплений», - отметил мой попутчик.
    «Но мятежники быстро поняли, что сразу крепость не возьмёшь, слишком сильны её форты, слишком велик гарнизон. Вот и решили для начала достать оружие. За дело взялся молодой граф, организовавший 13 апреля 63-го года засаду на обоз с оружием, который направлялся из Динабурга в город Дрисса, это белорусский Верхнедвинск сейчас. Авантюра удалась, мятежники захватили 400 стволов оружия. Можно вооружить целый отряд. И с этим оружием рванули сюда, на станцию «Дубно», - продолжил свой рассказ компаньон.
    «Историки считают, что в Вишках граф хотел получить подводы с тем, чтобы переправить оружие в центр восстания. Но я лично считаю иначе. Он хотел перерезать дорогу. Или захватить поезд. На котором отправиться в сторону Вильно. Но, понятно, это лишь мои догадки. Документальных подтверждений этой версии нет», - грустно вздохнул рассказчик.
    «Так что было дальше?», - уже заинтересованно спросил я.
    «Граф рассчитывал на поддержку местного населения, но по молодости не знал, видимо, что плятеры пользовались дурной славой в регионе, слишком жёстко они эксплуатировали крестьян. Да и лидеры восстания, как Кастусь Калиновский, хотя и заигрывали с крестьянами, но своими не были. Вот местные крестьяне на этой самой станции «Дубно» и схватили графа, после чего передали властям. А те его расстреляли. Вот и конец этой истории», - завершил рассказ мой попутчик.
    Мы долго смотрели в окно. Я раздумывал о превратностях судьбы. А потом, приехав домой, долго читал о графе Плятере, лидерах восстания, Калиновском.
    «Из рассказов брата Евгения следует, что, находясь под арестом в крепости, Леон Плятер не дал слабины - вёл себя сдержанно и степенно. Чтобы спасти братьев, он взял всю вину за организацию нападений на царских солдат на себя. Военно-полевой суд приговорил графа к расстрелу. Знатного преступника не смогли спасти ни обширные связи, ни влиятельная родня», - пишет о графе в своём ЖЖ блогер «Gilljan».
    Но вот какую идеологию готов был продвигать граф? Калиновского? Но, как заявил в эфире передачи «Оперативная проверка» российский историк Александр Дюков, труды главного идеолога восстания Кастуся Калиновского пропитаны русофобией.
    В издававшейся Калиновским нелегальной газете «Мужицкая правда», главном печатном рупоре восстания,  слово «москаль» употребляется 33 раза, ещё три раза в неопубликованном выпуске. А в его же «Письмах из-под виселицы» слово «москаль» употребляется 22 раза. То есть всего 58 раз. И всё в негативном ключе,  считает историк.
    «При чем лингвистический анализ «Мужицкой правды» показывает, что под «москалями» Калиновский подразумевает не царя и чиновников, как пытались трактовать Калиновского в советское время, а именно народ. По сути, в «Мужицкой правде» Калиновский выступает в качестве русофоба», - резюмирует Дюков.
    Может поэтому местные крестьяне и схватили графа? Может именно поэтому динабургская авантюра провалилась? Ответов на эти вопросы нет. Они скрыты в таинственном прошлом нашего края.
    Димитрий Яснов 

Добавить комментарий:

YouTube видео (HTML код - iframe):



  
Осталось символов: 2000 / 2000

Наш край хранит множество исторических тайн. К одной из них автор этих строк прикоснулся, проезжая по железке между Даугавпилсом и Резекне. Менее чем в полчаса от города располагается станция «Вишки», построенная ещё в 1860-м году по пути только открытой Петербургско-Варшавской железной дороги. Правда, тогда станция носила название «Дубно».
Президент Литвы Гитанас Науседа в своей статье заявил, что Вторая мировая война для Литвы, Латвии и Эстонии началась 23 августа 1939 года, в момент подписания договора Молотова – Риббентропа.
 
Посольство Литовской республики в центре Минска,
в симпатичном особняке на улице Захарова, 68,
замерло в достаточно неопределенной ситуации.
Там меньше дипломатов чем было, и меньше улыбок… 

В Вильнюсе уже понимают, что массовые прошлогодние протесты против действующего президента Беларуси Александра Лукашенко навсегда остались в прошлом и скорее всего, создали негативный эффект литовско-белорусских экономических отношений. С другой стороны, в вильнюсском отеле Hilton и других локациях литовской столицы продолжают жить за счет бюджета Литвы политические эмигранты. Программы поддержки оппозиции не свернуты окончательно, белые флаги с красной горизонтальной полосой никто из политиков Литвы не осмеливается называть флагами капитуляции.