Имя *:
E-mail *:
Телефон:
Загрузить файл (< 2mb):
Загрузить файл :
Загрузить файл :
Код Youtube :
Сообщение:
Защитный код *:
  
В случае войны с Россией вы лично:
 
 
 

Ответили: 163
Случайные фото:
Городские новости:

Годовщина убийства Григория Немцова

   
Юту Стрике и Солвиту Аболтиню подозревают в коррупции, приведшей к громкому убийству в Даугавпилсе
Куда тянется след...
Уже год правоохранительные органы рассматривают заявление о политической коррупции в Латвии, к которой причастны высокопоставленные должностные лица государства и правоохранительных органов.
    В центре событий — Елена Панкевич, которой принадлежит унаследованное от отца медиапредприятие «Dautkom». С его помощью она получила в городе большое политическое и экономическое влияние и, по словам бывшего мужа, в сентябре 2009 года участвовала в политической коррупционной сделке.
    Тогда депутату даугавпилсской думы Григорию Немцову было уплачено 200 тыс. латов, чтобы на выборах мэра города он проголосовал за кандидата от Латгальской партии Яниса Лачплесиса.
    Из-за невыполнения обещаний Лачплесис затем был смещен с должности, но благодаря стараниям Панкевич позднее получил место депутата Сейма от «Единства» и сейчас вновь возглавляет даугавпилсскую думу.
    Но процесс пошел не так, как было задумано, среди участников сделки возникли разногласия, в разрешении которых затем незаконно участвовали и сотрудники БПБК, и высокопоставленные политики.
    После того, как в БПБК стали вызывать фигурантов его повествования в качестве свидетелей, на двери его квартиры появились угрозы. Затем его избили неустановленные преступники.
    А 16 апреля 2010 года случилось невиданное для Латвии происшествие: среди бела дня вице-мэр Немцов был застрелен в центре Даугавпилса! Это, по всей вероятности, заказное убийство до сих пор не раскрыто, подозреваемых по делу тоже нет, несмотря на то, что правоохранительные органы усиленно уточняли обстоятельства произошедшего и даже создали фоторобот потенциального убийцы.
    Источники газеты «Diena» указывают на то, что, скорее всего, убийство имеет тесную связь с покупкой «золотого голоса» Немцова. Они допускают, что в тогдашней чувствительной политической ситуации в городе, возможно, Немцов хотел изменить свое отношение к Лачплесису, либо запросил за его поддержку еще денег.
    С учетом того, что в последующие годы Лачплесис в вопросе раздела даугавпилсской ТЭЦ между экономически заинтересованными лицами стал действовать не по плану, в городской думе началась открытая война, в которой Панкевич незаконно задействовала БПБК, использовав знакомство с Ютой Стрике (!!), а также ряд политиков высшего звена в «Единстве».
    Газета «Diena»,
    (в сокращении)
Памяти Владимирыча: чужой среди своих
Как заново ни осмысливай, ничего нового в голове не рождается.
В такие минуты задумываешься: сколько стоит человеческая жизнь? Был человек — и нету! Посреди города, двумя выстрелами, один — контрольный — в висок! И все!
    Неважно: кто он, сколько ему лет, мужчина или женщина, меня не интересует его вероисповедание. Кто–то говорит: «Убили вице-мэра!» А я скажу: это всего лишь дополнительный плевок в сторону нашей непутевой, продажной власти! Они там, в Риге, еще двадцать лет назад задали тон, из всех путей выбрали свою дорожку к светлому будущему капитализма. И вот — приехали! Народ власть игнорирует, бандиты в центре города спокойно расстреливают людей.
    Каждый из нас тоже выбирает свою дорожку. Мы давно знакомы с Григорием Владимировичем. Кажется, совсем недавно тесно сотрудничали. Но пробежала «черная кошка». И эта «кошка» — власть!
    Он был любящим отцом, имел свой бизнес, создал свою медийную мини-империю, влиял на политические процессы города. Это факт. Но факт и то, что, став вице-мэром, он перестал быть тем Немцовым, которого мы все хорошо знали. Он не просто влиял на процессы, он был их составной частью. Должность, которую он получил, диктовала другой образ жизни, другой к ней подход. Знал ли он наверняка, куда попал?
    Был период, когда почти каждый его последующий поступок приводил к еще более крупным конфликтам среди коллег, горожан, однопартийцев. За полгода до гибели я его спрашивал, стоит ли оно все того, а он либо отмалчивался, либо отвечал: «А чего сейчас говорить?» Наверное, лукавил. Потому что делал все опять как-то по-своему: «лепил события» и откуда-то со стороны наблюдал, куда его самого несет. И куда-то несло. Что-то витало в воздухе.
    Он не был тонким и мудрым политиком, он не получил от власти того, что хотел, вряд ли перед выборами предполагал, сколько нервов и здоровья ему придется положить, чтобы сделать одно простое действие: поднять руку! Но это был его выбор. В моей памяти Григорий Владимирович останется наставником, весельчаком. Он был добрым и душевным человеком. Мне есть что вспомнить. Это мое и его.
    В день похорон я не лил крокодиловы слезы, не бил себя в грудь, не уподоблялся тем, кто бегом бежит на эфир, дабы засвидетельствовать перед камерами скорбь и почтение. Некоторые из них больше всех над ним и измывались.
    Последние несколько месяцев перед смертью «Динабург» подвергал действия вице-мэра Григория Владимировича Немцова острой критике. И сегодня снова я говорю: мы не могли поступать иначе! Более того: лично я ни о чем не жалею! Он был политиком, я оставался и остаюсь журналистом! Мы не лезли первые на рожон, но мы всегда давали власти сдачи. Так я поступал и тогда, когда работал в газете «Миллион» под его руководством. И он всегда об этом знал.
    Тогда и сегодня я могу говорить только так, или никак. Мы были с ним на «ты», я называл его Владимирыч. И киллер расстрелял не вице-мэра Немцова, отняли жизнь у Владимирыча. Пусть земля будет ему пухом…
    Роман Самарин,
    апрель 2010 года

   
Трагедия, ставшая фарсом
«Уже в этом году в Даугавпилсе на ул. Ригас на фасаде одного из зданий может быть установлена памятная доска в честь депутата Даугавпилсской городской думы вице-мэра Григория Немцова, чья жизнь трагически оборвалась в 2010 году. Этот вопрос был вынесен на рассмотрение членов Градостроительной комиссии и был ими поддержан… Я растерян, растерян от мысли, что могу вдруг увидеть «памятную доску» в честь вице-мэра Г. Немцова.
Любая смерть есть трагедия, в первую очередь, для родных и друзей! Провожая человека в последний путь, в память о нем устанавливаются и памятные доски, но на кладбище, а никак не «на фасаде одного из зданий».
Сразу после убийства мэр Даугавпилса Лачплесис на всю страну озвучил свою версию расстрела вице-мэра как «передел власти в городе», не раз упоминая всуе заклятого тогда врага Рихарда Эйгима как главную фигуру, которую «конкретно не устраивала работа городской думы».
    Дело не в фамилиях. Дело не в недругах, которые есть у всякого, тем более у личностей по-своему ярких. Дело в дури нынешней власти, которая по уровню глупости за полгода успела перещеголять все прошлые депутатские созывы вместе взятые! Некомпетентность наших депутатов поражает, местечковость мышления унижает, в плане обычного умственного развития наши депутаты порой дают фору пациентам психиатрической больницы. Лизоблюдство возведено в добродетель, маразм — в достоинство!
    Дело в том, что не был Григорий Владимирович героем, имена коих увековечивают на памятных табличках! Дело в общественном мнении, которое и тогда, и сейчас считает его неудачливым политиком, «который часто менял свои политические взгляды, не всегда был корректен по отношению к конкурентам и коллегам-журналистам». Не спасал вице-мэр Немцов никого в ледяной воде, не прыгал из горящих окон, не был последовательным, не открыл, не построил, не придумал… Даже собственную дачу, которую ему сожгли, он не тушил, а в два часа ночи позвонил мне, чтобы я связался с начальником бюро по борьбе с организованной преступностью.
    Повторюсь. Он был любящим отцом, имел свой бизнес, создал свою медийную мини-империю, влиял на политические процессы города. Ну и что? За это ордена не дают! Даже им, добряком, весельчаком, еще раз повторюсь, «тем» Немцовым, которого мы все хорошо знали, став вице-мэром, он перестал быть! Из всех его прожектов вспоминается один консервный завод, который он зачем-то хотел построить: яблоки, бедолага, любил. Он не был личностью, политиком, он был обычным человеком со своими слабостями, которые, при вице-мэрстве, привели его к гибели! Он думал, что хитрее других, начал играть не по правилам, поверил в свою значимость...
    Так за какие заслуги памятная доска? К чему должна будет призывать надпись, подразумевая брать с героя пример? О покойном или хорошо, или никак. Что будет рассказывать местный гид гостям города, рассматривающим эту табличку: молчать?.. Или о даче? Или о том, что яблоки покойный любил? Или, может, о нашей беспомощной полиции и последовавшей вскоре странной смерти следователя, ведущего дело Немцова?!
    Почему бы ни оставить его память в покое? Тем более тем, кто постоянно и снисходительно хихикал ему в спину?! Мне очень неприятна мысль о том, что из человеческой трагедии кто-то пытается делать неумное шоу.
    Чего уж там — давайте улицу назовем! Улица Лачплесиса уже есть. Когда спрашивают: «В честь этого?» — уже неловко. В отличие от скромного героя латышского героического эпоса, от нашего Лачплесиса городу одни убытки. Причем, натуральные, миллионные! Вспомним историю с квотами, или совсем свежую по ТЭЦ-2, которую сейчас расследует «Динабург».
    Ну не те у нас депутаты, чтобы помнить о них. От них при жизни одни неприятности. Отсидели свое и, вроде, как всем облегчение. Кроме Лачплесиса, полгода назад, перед выборами, громче всех «за народ» кричали и Зайцев, и Боярун. Каждый «на лбу» со своей табличкой. Ныне все при окладах, должностях, все начальники групп, отделов, комитетов.
    В общем, если где и нацарапать памятную надпись, так это только на здании самой Думы, вроде того, что «Забудь надежду всяк сюда входящий».
    Роман Самарин,
    апрель 2014-го
Эпилог: одни убивают, другие покрывают
По-человечески мне очень не хватает Григория Немцова. Мы дружили, были на «ты». Даже во времена противостояния, в эпоху его недолгого вице-мэрства все мое естество протестовало против войнушек, которые он неуклюже организовывал на порой совсем невинную критику его персоны.
Увы, как ни переосмысливай, ничего нового добавить к сказанному еще семь лет назад нельзя. Глупая смерть. Стоило ли оно все этого? Нынешний вице-мэр Петерис Дзалбе, получивший мандат депутата после смерти Немцова, тут же из его партии сбежал, на ходу обвиняя покойного во всех смертных грехах: «Первый, кто нарушил договор, был сам Григорий Немцов, который перешел в команду Риты Строде, против которой мы боролись». Сам он боролся не только с Ритой Строде, но и с Янисом Лачплесисом, нынешним мэром, который тогда боролся с ним, прорабатывая, как мальчика, в частности, по линии художеств депутата Петериса в ночном клубе, где тот прилюдно ставил «раком» родную муниципальную полицию.
К чему это я? Во-первых, к памяти самого Григория Владимировича, во-вторых, к нынешней власти, которую сегодня представляют Лачплесис и Дзалбе, обязанные как раз ему своим положением.
    В любом случае, не думаю, что эти мысли «лишние», «грубые», лично я не желаю потворствовать глупости и хоронить здравый смысл ради наших чинуш. Мои размышления — для нормальных людей, читателей «Динабурга», для тех, кто, прочитав, мог бы задуматься о бренности этой жизни, о настоящих ценностях и сиюминутных приоритетах.
    Когда, когда мы дожили до жизни такой, что двери кабинета мэра ногой открывают прохвосты и рецидивисты, а он, мэр, прилюдно, не стесняясь, лезет с ними в телевизор. Это не поддается пониманию: мэр Даугавпилса использует неоднократно судимого Ивана Парфеновича (известен горожанам под кличкой Мавр) в своей предвыборной кампании. Виктор Есьмян (ранее судимый, получил 10-летний тюремный срок за убийство монахини) вместе с сотрудницей «Даутком» получает закупку от городской думы в размере 150 тысяч евро на обустройство детских площадок. Иван Парфенович славен многократными судимостями, связанными с насилием, мошенничеством и контрабандой, подкупом свидетелей. Сама Елена Панкевич со своего ТВ «Даутком» зачем-то сообщает, что «живет не с мэром»… а с «другим мужчиной», коим является... Иван Парфенович. Что творится, народ?!..
    ... Средь бела дня киллер расстреливает вице-мэра. Через три года СМИ узнают, что Лена Панкевич и министр МВД Линда Мурниеце — закодычные подруги. Через семь лет в газете «Diena» всплывает связь Лены Панкевич с руководством правоохранительных органов, рижскими политиками и отпетыми бандитами. Почему я не удивлен?!..
    Роман Самарин,
    апрель 2017-го

   
Мамыкин о Лачплесисе:
«Лачплесис вечером 16 апреля был в одном доме в гостях — в определенной компании людей, в дымину пьяный. Причем мэр был настолько пьян, что в конце концов его супруга отобрала у него мобильник, чтобы он перестал раздавать журналистам всей Латвии пьяные интервью по поводу убийства.
Наутро, протрезвев, Лачплесис сообщил мне, что не придет на эфир в ДауТКом. И пошел в тот день на волейбольный матч пить пиво. Когда человек, обязанный своим постом, не может сказать об убитом пару слов, это не странно. А страшно...»
    «После нескольких критических сюжетов по TV5 у меня сложились прохладные отношения с главой МВД Линдой Мурниеце. Министр категорически отказывалась давать интервью. При этом Лена Панкевич и Линда Мурниеце — лучшие подруги. И вот Мурниеце приехала в Даугавпилс и осталась ночевать у Панкевич. И я должен был, после эфира на ДауТКоме, к Лене в ее дом подъехать. Позже узнал, что с министром случилась настоящая истерика: мол, чтобы ноги Мамыкина не было! И попросили меня в доме Панкевичей больше не появляться.
... На ДауТКоме нужно перестать истерично облизывать политиков и вспомнить просто о журналистике. Хотя мне в последнее время кажется, что лучше в дальнейшем с ДауТКомом не связываться — себе дороже выйдет.
    ... Знаю, что сейчас ДауТКом будет поддерживать партию «Новое время». Я чего-то не понимаю: как это так, жить в русском городе и поддерживать партию «Новое время», для которой ветераны Красной армии — это мусор, а легионеры Waffen SS — герои?! Зачем поддерживают — тоже вопрос. Видимо, ДауТКом верит в обещание партии «Новое время» остановить экспансию «Латтелекома» в Латгалии, чтобы ДауТКом мог максимально полно сохранить свое монопольное положение на рынке телекоммуникаций Даугавпилса».
   

Добавить комментарий:

YouTube видео (HTML код - iframe):



  
Осталось символов: 2000 / 2000

Динабург побывал на первой официальной пресс-конференции в Думе. Понравилось. На сегодняшний день есть четкое ощущение, что мэр задает новую планку как в общении с журналистами, так и в работе всего аппарата. 
После первого заседания нового созыва Даугавпилсской думы, мэр города Андрей Элксниньш и вице-мэр Рихард Эйгим провели пресс-конференцию. В ходе нее, А. Элксниньш предложил депутату Янису Лачплесису стать руководителем аэропорта, а Юрия Зайцева решено запустить в недра России.
Еще месяц после выборов депутаты нынешнего созыва будут трудиться на благо города — сдавать дела. Говоря проще — заметать следы: на градообразующих предприятиях при руководящей роли Латгальской партии — сплошь коррупция и убытки! В ПЖКХ засилье посредников из приближенных к «телу» фирмачей, полный провал в сфере утепления домов, раздутый до неприличия штат, бегство домов из ПЖКХ под «крыши» частных фирм. В активе Теплосетей — партийное кумовство, десятки миллионов евро недополученной прибыли, вмешательство Генпрокуратуры и, как следствие, громкие уголовные дела и ставшая крылатой фраза мэра Лачплесиса: «Госконтроль нам не указ!», мол, сами с усами! И уже на первом июньском заседании Думы коалиция Лачплесиса будет заниматься разбором полетов: создавать рабочую группу по изучению ситуации на Теплосетях, копаться в выводах Госконтроля, искать виновных и пути выхода из кризиса, из ямы, куда скатились Теплосети благодаря именно этой самой коалиции! По крайней мере, так видит ситуацию депутат Александр Самарин, который все четыре года вел свое расследование на Daugavpils siltumtīkli и выводы которого, один в один, подтвердил полгода назад Госконтроль. А после него — уже Генпрокуратура и КНАБ, где по вопиющим фактам коррупции  заведены уголовные дела!