Имя *:
E-mail *:
Телефон:
Загрузить файл (< 2mb):
Загрузить файл :
Загрузить файл :
Код Youtube :
Сообщение:
Защитный код *:
  
В случае войны с Россией вы лично:
 
 
 

Ответили: 332
Случайные фото:
Городские новости:

Живем мы, как поганки

   Летит самолет над океаном. Все двигатели отказывают. Пилот — стюардессе: “Иди в салон и скажи что-нибудь, но чтоб без паники”. Стюардесса — пассажирам: “Господа! Производится учебная посадка на воду! Просьба не беспокоиться!”. Самолет падает и тонет... Всплывают двое, осмотрелись, один другому: “Слышь, я прикола не понял! Нас что, кинули?..»
   Детский анекдот невольно всплыл в памяти после изучения отчетов Финансового комитета, что собирался на прошлой неделе. Окончательно надоело нашим депутатам на машинах кататься, баста — им аэродром подавай! Прикол в том, что на авантюрное с точки зрения здравого смысла предприятие мнение горожан совсем даже не требуется. Долго мы все думали, кому чего в этой жизни не хватает, оказывается — аэрод­рома! Когда круги над водой разойдутся, деньги вбухаются впустую, останется в очередной раз булькать и удивляться: «Нас что, опять кинули?..» Хотя все вроде при памяти.
    Изумляет: зачем сейчас, что — горит? В середине 90-х, когда на взлетную полосу могли садиться не только вороны, еще не все было разворовано, выкорчевано, уже шел разговор на эту тему, причем за сумму, несоизмеримую с нынешней. Сегодня, только для начала, требуется уже миллион! Залог — двадцать тысяч латов (вначале разговор шел о пятнадцати) — уже выделен. На что уповают депутаты? На евроденьги! Типа: срубим по-легкому! Всего один миллион мужику-частнику выложим и тут же начнем стричь купоны. Удивительная власть: еще не настригла…
    Особливо занятна позиция двух господ: Евгения Владимирова и Владислава Дриксны. По отдельности слова водочного магната и летуна г-на Владимирова вроде понятны, а в целом… В целом, как в другом анекдоте, когда самолет падает, а из кабины выходит пилот с парашютом, открывает люк и, повернувшись к пассажирам, говорит: «Успокойтесь, я шагаю за помощью…» Вот кому, оказывается, большое спасибо, вот кто изловчился и сторговался. Интересно, сколько частник тогда вообще просил? Даже любопытно, в каких купюрах оценивают левые бизнесмены допустимую величину городского терпения. Поделив всю сумму на количество жителей, можно хотя бы узнать, сколько денег за раз незазорно тянуть из кармана одного горожанина. Около десятки. Не так уж много. Г-н Владимиров предлагает начать, грузопоток сам появится. Только что все-таки «грузопоточить» будем? Водку? Ее и так везде — хоть залейся.
    Г-н Дриксна — вообще орел! Обиделся да как взлетел: в случае чего, говорит, выкуплю, блин, ваш проект за свои деньги! Как взлетел — так и сел! Оппозиция: чего тянуть, молодец, Владислав, присоединяйся! Хоть пару сотен, но своих прямо сейчас и выложи! Прямо сейчас и свои, — говорит Владик, — это сложно: извините, ребята, погорячился, все в обороте. А если и потом, говорит, не смогу, тогда на бетонке мы людям жилье построим! Только для кого, не сказал. Вроде того, что в городе одни дураки живут: жилье рядом с аэродромом ведь вмиг раскупят! Был Даугавпилс — и нету! Разве мало тому «исторических» примеров? Были Васюки? Были! Рядом с нами тоже вырастит Нью-Даугавпилс!  Супермаркетов, небоскребов настроим, стекла водкой натрем! Разве можно на такую красоту не позариться?! Тот, кто живет авиацией, на грешную землю не смотрит! Как в другом детском анекдоте: пассажир в аэропорту коротает время, следит за работой ассенизатора. Тот в перекуре жалуется на тяжелую работу… Пассажир: «Неужели вы не можете найти себе другую работу, не такую грязную?» — «Как?! Сменить профессию?! Предать авиацию!!»
    Короче, как ни крути, всего удобнее получается «грузопоточить» именно водку. Только надо придумать, куда. Наверное, в какие-нибудь развивающиеся страны. Но поскольку до Африки далеко, чтоб не залететь, в смысле, не сглупить, бетонку надо строить сразу для «Боингов». На «АН-2», трезвый, ни один пилот в Африку не полетит. Если только сам депутат-парашютист Владимиров. А пассажиропоток “Даугавпилс-Африка”, если честно, у нас слабо налажен. У нас в Латвии на местах водку пьют. В Лиепае и Вентспилсе об этом знают. Тоже, было, погорячились, затем затем прикинули и пересели в привычные корабли и лодки. 
Добавить комментарий:

YouTube видео (HTML код - iframe):



  
Осталось символов: 2000 / 2000

Рассказ
Трое мальчуган и одна совсем крохотная девчушка ковыряются в песочнице. Наблюдать за ними, может показаться, одно удовольствие: не мелюзга — настоящие взрослые. Посреди города — разноцветный пластмассовый кубик. Это городская Дума. Проложенные кирпичом после дождя дороги паутиной охватывают песочный город. Гаражи, фыркающие автомобили, экскаваторы, дома, человечки — все по-настоящему, как у взрослых. Даже тазик с водой есть — это Стропское озеро.
Один из огольцов втыкает вдоль дорог прутики-деревца. «Неправильно», — подсказывает другой, ползет на коленках к товарищу и начинает «деревья» выдергивать. Затем, вытерев рукавом сопли, ломает прутики и ставит рядом с кубиком большую коробку, втыкает в нее трубку, символизирующую трубу. «Дурак: сначала надо добывать тепло!..» — объясняет он застывшему в изумлении озеленителю — и обратно, на коленках, ползет к Думе. Коробка с трубкой — это, видимо, Теплосети.
Даугавпилсская крепость (ул. Николая, 5)
Самым масштабным мероприятием этой недели в Даугавпилсе станет пятый Международный фестиваль исторической реконструкции «Динабург 1812». Два дня, 20 и 21 июля, с 11:00 здесь можно будет понаблюдать за тем, как проходили бои в начале июля 1812 года, потанцевать на балу в стиле ампир, побывать на рынке ремесленников и коллекционеров. Будут работать кафе и детские аттракционы.
Конец прошлой недели ознаменовался несколькими достойными событиями: снег шел не переставая, все время морозило, если бы не перебои с электричеством, хмурились в те праздничные дни, почитай, одни коммунальщики да врачи неотложек, народ же — гулял и ликовал! Если чего и не хватало избалованному зрелищами даугавпилсскому обывателю, так это небольшого, но политического скандальчика. И они грянули, сразу два в один день — настоящие, как крещенские морозы!