Имя *:
E-mail *:
Телефон:
Загрузить файл (< 2mb):
Загрузить файл :
Загрузить файл :
Код Youtube :
Сообщение:
Защитный код *:
  
В случае войны с Россией вы лично:
 
 
 

Ответили: 332
Случайные фото:
Городские новости:

Герои не той сказки

   Какие только фортели ни выкидывала чета Николаенко в городе и окрестностях, в каких только областях нашего бедного народного хозяйства ни шельмовала! Вездесущая парочка! Кабы не комплекция — ни дать ни взять: кот Базилио и лиса Алиса из Страны Дураков. Сравнение напрашивается из-за отношения супругов как к жизни вообще, так и к людям в частности. Наобещать, оставить с носом и еще раз продать — в общем, все по сказке про бедного деревянного Буратино. Впрочем, что сказка, нашим дуракам счета нет: сколько вроде писано про супругов, но вот очередной Дуремар делает “открытие”, изумляется, что у четы Николаенко нет ни друзей, ни врагов. Есть просто и только — одни голые интересы! Сидит и плачет, ломает голову, к какому теперь месту приладить свои пиявки…
Коллаж Александра Романова
   
Золотой уголек
Как-то лет десять назад Каунатский волостной совет (Резекненский район) решил приобрести каменный уголь. С деньгами было — хоть плачь, и решил председатель волости Имантс Муканс содеять бартер — рассчитаться с предпринимателем Федором Козловым лесом. И все бы оно ничего, но просрочил председатель — долго провозился с Земельной книгой. В общем, не влезая в лесные дебри, скажем так: через два года г-н Козлов явился с новой бумагой, в которой за уголек предлагалось выплатить не десять тысяч, а  без малого пятьдесят тысяч латов! Типа, не корысти ради: транспорт, телефон, жуткая инфляция такие бумаги составлять заставляют. Ну и штрафные санкции — мол, сам понимаешь.
    “Побойся Бога!.. — одурев от цифры, взмолился председатель, напомнив, что годовой бюджет волости всего ничего — семьсот тысяч! Это что ж за уголек такой — дешевле топить купюрами! “Сам, — говорит, — пашу, как папа Карло! Ща, — типа иронизирует, — выложу тебе пятьдесят штук и нежно поцелую в щечку!..” На тех, совсем недобрых словах, и расстались.
    Но ненадолго. Обиженный на инфляцию и председателя волости бизнесмен Козлов уступил свои требования кредитора другому лицу. Проще говоря, продал долг. И кому? Валерию Николаенко, тому самому коту, который, судя по непроходящему аппетиту, трескает сметану тоннами. Чему удивляться: долг тут же вырос до ста тысяч латов! Уголек стал приобретать золотистый оттенок.
    Зарплата у Валерия Николаенко в ту пору была всего 39 латов, так, во всяком случае, новый кредитор сам указывал в документах. Как, где наскреб пятьдесят тысяч латов Валера Николаенко на перекупку долговых обязательств — никому не ведомо. Может, недоедал, может, у супруги занял. Последнее предположение более вероятно, потому как скоро долг Валера продал. Кому? Любимой жене. Проще говоря, сто тысяч латов, в случае удовлетворения иска судом, должны перекочевать из одного помещения в другое… в доме по одному и тому же адресу.
Сон в руку
Увидев новую бумагу, председатель волости схватился за сердце: размах и аппетит двинских супругов-юристов убивал желание жить. Скоро стали приходить дурные сны. В ночных кошмарах новый председатель волости Валера Николаенко морил бывшего председателя Муканса голодом и заставлял натощак валить лес. Вся волость батрачила на семью Николаенко, включая детей. Школа закрылась, учителя доили коров и сливали в вагонетки сметану. Как-то, проснувшись в мокром поту, Имантс Муканс понял, что пытка затянулась — более так продолжаться не могло — и отправился в Даугавпилс.
    Сон оказался в руку. На призыв, вспомнить о людях, о том, что, в конце концов, речь идет о деньгах налогоплательщиков, простых селянах, Дзинтра Николаенко предложила мировую: помимо десяти тысяч латов — еще двадцать тысяч: десять тысяч наличными и десять тысяч… лесом. Плюс судебные издержки. Итого, на круг, сорок тысяч латов! На наивный вопрос, где ж их столько, этих тысяч, взять, известный двинский юрист парировала коротко: “Возьмите из зарплаты учителей…”
    Собственно, и вся история. Благодаря вмешательству прессы, в частности, скромному участию вашего покорного слуги, каунатской “сметаны” семейка не поела. Чего стесняться: пока дело не разрешилось, ваш журналист в выражениях не стеснялся, трубил как положено, поклав здоровье и талант на алтарь правосудия. Три года назад дело, наконец, закончилось. Волость заплатила чете Николаенко законные десять тысяч латов за уголь. Плюс полторы тысячи — примерно столько набежало судебных издержек. И все.
    А как же г-н Козлов? За сколько (интересно все-таки) бизнесмен продал каунатский долг за уголек господам Николаенко? Оказывается, за тринадцать тысяч, а никак не за пятьдесят. Инфляция, она для каждого случая разная. Заикнись г-н Козлов про пятьдесят тысяч, думается, супруги бедолагу самого в бочке со сметаной закатали бы. Знал, значит, Козлов, что не в сказку попал.
Кто кому должен
Десять тысяч “нищий” затейник Валера Николаенко г-ну Козлову удумал, как выдать, оставшиеся три, по договору, должны были быть перечислены позже, по мере поступления на счет цессионера (Николаенко) оставшейся суммы. В случае задержки цессионер (Николаенко) должен выплатить г-ну Козлову неустойку за каждый просроченный день. Особливо примечателен пункт 8 договора: “Взысканная сверх тринадцати тысяч латов сумма остается в распоряжении цессионера и является его собственностью, с которой он должен уплатить все налоги”. Надо ж такое придумать: Николаенко и налоги! Даже не смешно.
    Ну да свинство в другом: все деньги волостью чете Николаенко, как уже говорилось, выплачены, а полного расчета с товарищем по общему бизнесу, оказывается, таки нет! Процент, понятно, идет: “Другой бы человек, — подумал Козлов, — с ума сошел, а супруги-цессионеры вроде как и не чешутся...”
    Встретив в ноябре Дзинтру Николаенко, г-н Козлов напомнил даме о долге. “Кто кому должен?..” — переспросила г-жа Николаенко и, убедившись, что не ослышалась, пообещала перезвонить.
    В декабре Козлов сам потревожил звонком, но — уже главу семейства, который, немало удивившись, пообещал отыскать “странный” договор.
    В январе, неделю назад, бизнесмены, наконец, встретились. В дом Козлова Валерий не пригласил. Наоборот, поморозил для порядка бывшего компаньона на улице, а как вышел, так с грустью в голосе и сообщил: афера, сказал, не выгорела, еле, сказал, свое вернул! “Так что получается, что ничего я тебе не должен!..” Козлову новая интерпретация договора совсем не понравилась. На что бывший сообщник четко ответствовал: “Попробуешь судиться — разденудо нитки!..” И плохим словом обозвал — сократил фамилию до минимума.
    Бывает и на старуху проруха. Не выгорело! Ни у тех, ни у того. Как тараканы в банке: недавние друзья, компаньоны — нынче готовы лезть по головам! А как продаст теперь Козлов долг да с процентами, как подойдет к делу “по-николаенски”, с удалью, покажет бывшим друзьям размах?.. Кому? Например, председателю волости многострадальному Имантсу Мукансу.
    И будет тогда сниться супругам один и тот же сон: ночь, луна, Страна Дураков, Поле чудес. Они, Валера и Дзинтра, копают ямку: шепчутся, оглядываются, кидают пачками последнюю наличность. Закапывают, посыпают солью, поливают водичкой. “Крекс, фекс, пекс” — подсказывает Имантс Муканс…  И вот оно — чудо: на месте ямки — огромное дерево! А вместо денег — квитки: “Спасибо. Ваши налоги уплачены”.
Добавить комментарий:

YouTube видео (HTML код - iframe):



  
Осталось символов: 2000 / 2000

Рассказ
Трое мальчуган и одна совсем крохотная девчушка ковыряются в песочнице. Наблюдать за ними, может показаться, одно удовольствие: не мелюзга — настоящие взрослые. Посреди города — разноцветный пластмассовый кубик. Это городская Дума. Проложенные кирпичом после дождя дороги паутиной охватывают песочный город. Гаражи, фыркающие автомобили, экскаваторы, дома, человечки — все по-настоящему, как у взрослых. Даже тазик с водой есть — это Стропское озеро.
Один из огольцов втыкает вдоль дорог прутики-деревца. «Неправильно», — подсказывает другой, ползет на коленках к товарищу и начинает «деревья» выдергивать. Затем, вытерев рукавом сопли, ломает прутики и ставит рядом с кубиком большую коробку, втыкает в нее трубку, символизирующую трубу. «Дурак: сначала надо добывать тепло!..» — объясняет он застывшему в изумлении озеленителю — и обратно, на коленках, ползет к Думе. Коробка с трубкой — это, видимо, Теплосети.
Даугавпилсская крепость (ул. Николая, 5)
Самым масштабным мероприятием этой недели в Даугавпилсе станет пятый Международный фестиваль исторической реконструкции «Динабург 1812». Два дня, 20 и 21 июля, с 11:00 здесь можно будет понаблюдать за тем, как проходили бои в начале июля 1812 года, потанцевать на балу в стиле ампир, побывать на рынке ремесленников и коллекционеров. Будут работать кафе и детские аттракционы.
Конец прошлой недели ознаменовался несколькими достойными событиями: снег шел не переставая, все время морозило, если бы не перебои с электричеством, хмурились в те праздничные дни, почитай, одни коммунальщики да врачи неотложек, народ же — гулял и ликовал! Если чего и не хватало избалованному зрелищами даугавпилсскому обывателю, так это небольшого, но политического скандальчика. И они грянули, сразу два в один день — настоящие, как крещенские морозы!